Гаагская Конференция

Что такое «Гаагская Конференция» и что оно означает? Значение и толкование термина в словарях и энциклопедиях:

 

Исторический словарь » Гаагская Конференция
- была созвана в Голландии, в городе Гааге, и работала с 18 июня по 18 июля 1922 года. , в отличие от Генуэзской, продолжением которой она являлась, должна была заниматься чисто деловым разрешением спорных вопросов, возникших на Генуэзской конференции при попытке договориться с Советской Республикой об условиях установления нормальных экономических и политических отношений. Таков был замысел Лиги Наций, главным образом, Англии, при созыве Гаагской конференции. На конференции были представлены те же государства, что и на Генуэзской, с тем отличием, что делегации в большинстве случаев состояли из экспертов, а не влиятельных политических деятелей, чем подчеркивался деловой характер конференции. Основной вопрос, который разбирался на Гаагской конференции, был тот же, что и на Генуэзской: установление нормальных отношений капиталистической Европы с Советской Россией. В связи с этим подлежали обсуждению три группы вопросов: а) вопросы, связанные с проблемой российских долгов, б) вопросы, связанные с проблемой национализированной частной собственности, и в) вопросы, связанные с предоставлением Советской России кредитов. Конференция разбилась на соответствующие три подкомиссии: кредитов, частной собственности и долгов, которые должны были детально заняться этими вопросами. Позиция русской делегации в Гааге в составе замнаркоминдела Литвинова, Раковского, Красина, Крестинского и Сокольникова - была столь же определенной, как и на Генуэзской конференции. Она исходила прежде всего из признанного на Генуэзской конференции принципа полного равноправия договаривающихся сторон. Сделанные в Гааге русские предложения базировались на идее, что, в случае предоставления России солидной финансовой помощи, Советское правительство согласится на признание в принципе долгов и на обсуждение вопроса о компенсации иностранных подданных, пострадавшим от революции. Но уже начало работы подкомиссий показало, что на Гаагской конференции, по сравнению с Генуэзской, произошли значительные изменения. В Генуе Англия не настаивала на возвращении собственности иностранным капиталистам. В Гааге она примкнула в этом основном вопросе к позиции представителей французского и бельгийского капитала. Франция требовала безусловного возвращения собственности иностранцам. Таким образом на Гаагской конференции российской делегации пришлось столкнуться с объединенным фронтом крупнейших капиталистических стран, с которыми солидаризировались их вассалы: Польша, Литва, Латвия, мелкие балканские государства и т. д. В течение целых трех недель представители союзного капитала на заседаниях подкомиссий уклонялись от определенного ответа на поставленный Литвиновым основной для российской делегации вопрос о возможности предоставления России кредитов. Представители Англии, Франции, Бельгии и Италии требовали подробной информации о состоянии русской экономики. Этой информацией и была занята конференция в течение первых двух-трех недель. На втором собрании подкомиссии кредитов 30 июня Литвинов огласил меморандум, в котором общая сумма необходимых для Советской Республики кредитов была определена в 3 миллиарда 224 миллиона золотых рублей. К 10 июля позиции сторон в достаточной степени выяснились: капиталистические державы твердо решили взять Россию измором, выдвигая такие условия, неприемлемость которых для Советской Республики была ясна с самого начала. Несмотря на попытку Литвинова в его речи на пленуме конференции 18 июля найти почву для дальнейших переговоров на основе обоюдных уступок, капиталистические державы, собравшись отдельно от российской делегации, вынесли резолюцию, в которой говорится, что "для участия Европы в восстановлении России и для продолжения дальнейших переговоров необходимо создать благоприятную атмосферу доверия". Этими ничего не говорящими фразами была закончена . Что попытка капиталистической Европы экономической блокадой поставить Россию на колени не удалась, свидетельствует заключенный в августе 1924 года генеральный договор с Англией, в котором эта последняя вновь становится на точку зрения полного равноправия сторон. /Т. 12/