Апологетика

(от греч. apologeomai - защищаться, оправдываться) - философско-богословская полемическая наука, имеющая своим предметом защиту положений христианского учения перед враждебными ему положениями других религий, ересей, философии и пр. Как наука полемическая, А. в сильнейшей степени зависима от опровергаемых ею взглядов, и потому: 1) имеет в разные исторические эпохи разные задачи и цели; 2) вынуждена предпринимать положительное исследование враждебных учений, заимствуя многое из их языка и способа мышления. Поэтому именно через А. христианское вероучение воспринимало многочисленные влияния, и именно эта наука впервые осуществила синтез философии и христианства, тем самым создав условия самостоятельного христианского философствования и язык для его выражения. Все это делает А. важнейшей отраслью христианской философии. Раннехристианская А. возникла уже в двадцатых годах II в. и обычно хронологически ставится на второе место в древней христианской литературе после т. н. "Писаний мужей апостольских" (Климент Римский, Игнатий Богоносец, Ерм, "Дидахэ" и пр.). К древнейшим апологетам причисляют: 1) неизвестного автора послания к Диогнету; 2) Аристида, автора самой ранней из дошедших до нас апологий; 3) Иустина Философа (Мученика), автора двух апологий, адресованных язычникам, и "Диалога с Трифоном Иудеем", написанного в опровержение иудаизма; 4) ученика св. Иустина - Татиана Сирийца (Ассирийца), автора ригористической "Речи против эллинов"; 5) Афинагора Афинского, перу которого принадлежит обращенное к императорам Марку Аврелию Антонину и Луцию Аврелию Коммоду "Прошение о христианах"; 6) Фиофила, шестого епископа Антиохийской Церкви (по счету Евсевия), автора "Трех книг к Автолику". К известнейшим латинским апологетам следует отнести также Минуция Феликса, составившего блестящий диалог "Октавий" (обнаруживающий влияние Цицерона и Сенеки) и Тертуллиана, автора многочисленных произведений (в том числе и апологетических "К язычникам" и "О свидетельстве души"). Раннехристианская А. была направлена как против иудеев, убеждая тех в истинности веры во Христа-Мессию, так и против язычников. Она преследовала две основные цели: 1) опровергнуть во многом абсурдные обвинения, предъявляемые христианам; 2) разработать новый философский язык, одинаково понятный как образованному язычнику, так и христианину Афинагор Афинский называет три главных обвинения, выдвигаемых язычниками против христианства: безбожие, едение человеческого мяса (по всей видимости, источником последнего явилось неправильно понятое Таинство Евхаристии - Причастия), "гнусные Эдиповские кровосмешения". Минуций Феликс добавляет к ним также почитание головы осла и поклонение гениталиям пресвитера. Опровергая эти и подобные им обвинения в суеверии, христиане желали добиться разрешения своей религии в Империи наряду с терпимым римлянами иудаизмом (т. н. "разрешенная религия" - religio licita). Апологеты также утверждают превосходство христианства над любым языческим учением, причем одним из основных доводов, ими приводимых, является аргумент древности Священного Писания. При решении второй задачи апологеты рассматривают собственно философскую тематику. Причем в зависимости от разрешения этой проблемы они четко разделяются на два течения: 1) идущее от Иустина Мученика и включающее большинство апологетических сочинений направление, ищущее контакты с языческой культурой и признающее философию и христианство существенно сродными; 2) направление Татиана и Тертуллиана, полагавших, что между Откровением и философией, "Афинами и Иерусалимом, Академией и Церковью" лежит непреодолимая пропасть, в силу наличия которой именно философия есть "мать всех ересей" и должна быть, в языческой ее форме, совершенно отвергнута. Именно в этом контексте следует понимать известное изречение Тертуллиана, обычно приводимое в перифразе "Верую, ибо абсурдно". Крайним анахронизмом было бы утверждать, как это часто делают, наличие в этой фразе разрешения проблемы соотношения веры и разума как двух познавательных способностей души. Речь у Тертуллиана идет скорее о чисто социокультурной проблематике - вопросе о соотношении христианства и язычества. Т. е.: "Верую (как христианин), ибо абсурдно (для язычника)". Однако произведения Тертуллиана, и особенно Татиана (ригоризм которого был способен только вызвать раздражение у язычников, но никак не способствовал их убеждению) нельзя считать принятыми христианской церковью. Ригоризм этих авторов привел их к ереси: Тертуллиан, как известно, одно время принадлежал к монтанистам, а затем стал и ересиархом, основав секту "тертуллианитов", Татиан же перешел к аквариям, причащавшимся не вином, а водою. Направление, основы которого были заложены в Апологиях Св. Иустина, было более терпимо. В целях обоснования тождества философии и христианства, Иустин, используя учение стоиков о семянном логосе (logos spermatikos) разделяет: 1) логос сказанный, как космотворящее Божественное Слово; 2) логос семянной (разум человеческого рода, имеющий своим источником первую форму логоса); 3) воплощенный логос (Христос). Тем самым, между языческим философом, использующим разум - семянной логос, и христианином, поклоняющимся тому же Слову в Его воплощенной форме, противоречия быть не может. Даже, по св. Иустину, философы были своего рода "христианами до Христа". Христианство же есть истинная философия, превосходящая языческую, поскольку "те писатели посредством врожденного семени Слова могли видеть истину, но темно". Такое разрешение социокультурной проблемы вызывает в ранней А. вопрос метафизический: где был Сын, когда не было мира? Или - если Логос нужен Богу для творения мира, то - либо Слово не совечно Богу-Отцу, либо мир вечен в Боге? Апологеты по-разному разрешают эту проблему: Тертуллиан утверждает, что "было время, когда не было Сына", Феофил Антиохийский, впервые употребивший в христианской литературе термин "Троица" (Trias), различает Слово, скрытое в недрах Отца до творения мира (т. н. logos endiathetos), и сказанное Слово (logos prophorikos). Традиции ранних апологетов были продолжены в Александрийской богословской школе (III в.). А. занимались и Климент Александрийский (в первом сочинении из своей знаменитой трилогии - "Протрепик"), и Ориген, автор самой влиятельной богословской системы III в. (в сочинении "Против Цельса"). Александрийская школа, следуя Иустину, соединяет христианство и философию. Так, по св. Клименту, философия была неким родом Откровения Божия, подготовлявшего язычников к христианству так же, как иудаизм готовил к нему еврейский народ. Проблематика логоса продолжает волновать А. и во многом ответственна за появление системы Оригена. Последний (в труде "О началах"), остро ощущая необходимость утверждения вечности божественного Слова - Христа (без чего невозможно подлинное "обожение" человека), постулирует вечность мира, вечно творимого пристнонасущим Логосом. А именно, до возникновения этого мира ("зона") существовали другие миры, как и после его гибели они вновь станут возникать, будучи местом заключения отпавших от Бога душ, реализовавших свою абсолютную свободу (см. "Пелагианство"). Т. о., мир вечен, поскольку вечен Бог-Слово. В IV в. христианство столь упрочило свои позиции, что апологии принимают скорее вид разъяснения христианского учения. Христиан заботит теперь, по сути, использование языческой философии в своих целях (стремление, выразившееся в средневековой формуле "Философия - служанка богословия"). Поэтому и проблематика, связанная с космологическим понятием логоса, отошла на второй план, будучи вытеснена христологией. Однако, как таковая, А. не прекращает своего существования. Она присутствует и у капподакийских отцов церкви (IV в.) - Василия Великого, Григория Богослова и Григория Нисского, а также у Бл. Августина (V в.: например его "Шесть вопросов против язычников"). Историк церкви IV в. Евсевий Кесарийский составил хрестоматию из творений апологетов первых веков. В новое и новейшее время происходит возрождение А. Провозглашенная Ницше "Смерть Бога" была констатацией факта возникновения секулярной культуры. Поэтому в христианской мысли начинает особенно остро дискутироваться вопрос об отношении культуры и культа, философии и Откровения, принимающий часто апологетический характер. Апология нового времени противопоставляет христианство современной науке, используя при этом (особенно в протестантизме) вполне научный метод (Франк, Планк, Ульман и др.), а с XIX в. противостоит материализму (Ричль, Гарнак, в России - Юркевич), дарвинизму и др. теориям. В России возрождение А. во многом было связано с традиционной русской проблемой "Народ и интеллигенция". Помимо чисто церковных писателей (архим. Августин, Кудрявцев-Платонов, прот. Светлов и др.) к апологетам могут быть отнесены и многие философы (особенно "софиологи" и вообще философы всеединства). Так, например, у В. С. Соловьева немалую роль играют методы, свойственные христианской А. Для того, чтобы обосновать единство христианства и рационалистической философии, Соловьев (в "Чтениях о Богочеловечестве") прямо использует разделение Божественного Слова, предложенное св. Иустином. Т. о., философия (или Запад, наука, интеллигенция) едины с христианством (Восток, религия, народ). Использование понятия Логоса в таком архаичном, узкокосмологическом значении ставит перед мыслителем те же проблемы, что и перед ранними апологетами. И Соловьев увековечивает мир, но уже не в виде круговорота миров Оригена (осужденного V Вселенским Собором), а в виде "мира-вБоге", Божественной Софии как совокупности вечных идей-прообразов тварного мира. В русской философии XX в. следует отметить "Апологетику" прот. В. В. Зеньковского (Париж, 1957), трактующую христианское учение в его отношении к современным научным теориям (учениям о происхождении Вселенной, дарвинизму, физиологии, психологии, палеонтологии, социальным учениям, теории "бесцерковного христианства" и пр.). М. Б. Хомяков
Философский словарь